новости
  на главную

English
   

"Парламентская газета"
# 055 (2307)
11 Сентябрь 2008

Мир космических инноваций

Для образного представления роли инновационного развития в общем экономическом развитии подходит схема "дерево - куст - болото". "Дерево" - это образ нормально развивающегося общества, его "корневая система" - это фундаментальные знания. "Ствол" - это прикладные исследования, а "крона" - промышленное производство, поставляющее товары на рынок. Таков образ нормально развивающейся рыночной экономики.

Инновационный процесс - это не знание и не производство, а это деликатнейший процесс материализации добытых знаний. Именно поэтому, если механизмы, стимулирующие развитие инновационных процессов, в государстве не работают, примерно через десять лет (а десять лет - это одно поколение, когда меняется частично и психология людей) происходит трансформация инновационных процессов. "Дерево" вырождается в "куст". И мы сейчас находимся именно в этой стадии - стадии "куста", где в условиях рыночной экономики возрастает зависимость страны от экспорта товаров и технологий. Нарушение баланса в процессе материализации знаний в стране подтверждается и количественными изменениями в структурах, непосредственно участвующих в инновационном процессе. К примеру, количество конструкторских бюро начиная с 1985 года уменьшилось в России почти в 6 раз, а количество НИИ возросло в 2,5 раза.

Не принимая эффективных мер, направленных на интенсификацию использования инновационных механизмов в промышленности, мы вырубаем "ствол". Еще немного, и наша промышленность потеряет способность к восприятию инновационных механизмов, а наука станет донором для зарубежных стран. Подобный сценарий развития делает экономику все более зависимой от экономики промышленно развитых стран. Она превращается в "болото" с мощнейшей "корневой системой", т.е. в умнейшее общество, ничего не способное поставлять на рынок новейших технологий. Рынок, безусловно, сохранится и будет работать, но он поставит Россию в полную зависимость от высокотехнологичных товаров Запада.

Без востребованности промышленностью не может успешно и динамично развиваться отечественная наука. Как никогда сегодня актуален процесс интеграции науки и промышленности. Машиностроение же было и останется ключевой отраслью на всех этапах развития промышленного производства, исключение в этом не составляет и развитие постиндустриального общества. В инновационный процесс входят все этапы разработки изделий от момента отбора знаний, включая создание опытного образца, вплоть до принятия решения о развертывании серийного производства. В материализацию знаний требуется вложить в три сотни раз больше средств, чем в получение фундаментальных знаний и обучение. В этом беда нашего общества. Включая в инновационный процесс и знания, и серийное производство, мы создаем безысходную ситуацию, в которой никогда и ни на что не будет хватать денег.

В настоящее время мы вынуждены констатировать, что многие уникальные конструкторские бюро не смогли выжить в условиях кризисного монетаристского управления экономикой, когда разрушались ранее созданные и отработанные регламенты и государственные стандарты. Закон о техническом регулировании, по сути, разрушил то, что было создано и успешно работало. Ликвидация же системы отбора, подготовки и продвижения кадров, которая была уникальна и могла бы успешно применяться в секторе государственной экономики, ставит под угрозу все наши усилия и попытки восстановить отечественную промышленность, сделать ее конкурентоспособной на мировом рынке.

Ракетно-космическая отрасль, по своей сути, постоянно сохраняет свою уникальность. Она же наиболее ярко демонстрирует процесс создания инновационного продукта. В ней нет массового серийного производства, а доля опытно-конструкторских работ и совершенствования техники всегда была и остается очень большой. Надо признать, что 90-е годы стали испытанием на прочность как всей космической отрасли, так и нашей организации. И "Энергия", возглавляемая в те годы Юрием Семеновым, пережила лихую годину, реализовав уникальнейший инвестиционный международный проект "Морской старт". В процессе реализации этого проекта проявились лучшие черты королевской школы. Напомню: стартовал проект в 1995 году, была создана межгосударственная кооперация судостроительных и ракетно-космических предприятий, запущено производство, и в июне 1998 года платформа "Одиссей" и сборочно-командное судно "Си Лонч Коммандер" вышли в море.

Подтверждением уникальности школы и тех технологий, которыми мы владеем и не имеем права потерять, являются пилотируемые корабли "Союз", остающиеся одним из основных транспортных средств, обеспечивающих надежное функционирование МКС. Эти проекты не только адаптировали организацию к условиям мирового рынка космических услуг, но и позволили разработать методики международной кооперации и отработать технологии создания дружественных интерфейсов: механических, логических, гальванических и т.д. Мы научились работать в международной кооперации, используя самые передовые мировые достижения.

Несколько слов о безопасности страны. Рассмотрим эту проблему через призму американских материалов. Если при военной операции США "Буря в пустыне" (1990-1991 годы) 3% вооружений использовали спутниковую навигационную информацию, то в Афганистане (2001-2002 годы) 97% оружия точного наведения использовали такую информацию. В Ираке (это была операция "Шок и трепет") - 90% всей информации шло с использованием космических систем - через орбиту. Американская национальная космическая политика, провозглашенная президентом Д. Бушем 31 августа 2006 года, определяет: контроль Америки космического пространства даст этой стране возможность уйти в непреодолимый для других стран технологический отрыв, окончательно закрепив за США громадное превосходство и контроль над миром - экономический, военно-стратегический, политический. При этом космический потенциал объявляется особо важным элементом национальных интересов.

Нам же остается только констатировать, что космическое машиностроение действительно было и остается ключевой отраслью, в том числе и в вопросах обеспечения безопасности нашей страны. Именно поэтому подъем космического машиностроения является одним из важнейших государственных приоритетов. Данная задача должна быть закреплена на законодательном уровне.

Другая, не менее важная, сторона проблемы - состояние мирового рынка космических услуг, место и роль российского космического машиностроения на нем. Если в 1999 году этот рынок по объему составлял лишь 50 млрд долларов, то в 2008 году достиг уже 200 млрд долларов. При этом, если стоимость производства и предоставления услуг составляли примерно 50/50, то сейчас на долю производства затрачивается не более 20%, а 80% средств зарабатывается предоставлением услуг. К сожалению, доля России на этом 200-миллиардном рынке меньше одного процента, включая пусковые услуги.

Куда движется рынок? Сегодня каждый третий бит информации проходит через орбиту. Рынок пошел в персонализацию систем спутникового цифрового вещания. Если посмотреть на карту мира, то мы увидим, что Россия с точки зрения оснащенности цифровым вещанием, как и Гренландия, представляет темное пятно. Не лучше обстоит дело и с геоинформационными системами. Доля устаревших карт в России превышает 80%. Ликвидировать этот пробел без использования современных спутниковых систем невозможно.

Не менее острая проблема и с обеспечением конкурентных преимуществ отечественных космических средств. Недостаточный уровень финансирования космических программ, безусловно, привел к отставанию нашей страны в создании современных технологий производства автоматических космических аппаратов. В результате спутники связи российского производства имеют на борту 30-60 транспондеров, а один американский - под тысячу. В части создания спутников дистанционного зондирования состояние дел не лучше. Масса спутников западного производства при тех же функциональных возможностях отличается более чем на порядок от наших отечественных.

Без настоящего прорыва в космическом машиностроении мы не сможем получить столь необходимых для создания летательных аппаратов технологий изготовления легчайших конструкций, соответствующего оборудования и элементной базы. Парк станков и оборудования последние 30 лет, в частности, в космическом машиностроении практически не обновлялся. Сегодня наши конструкторы вынуждены ориентироваться на технологический уровень в лучшем случае 1980-х годов. Если посмотреть расклад по оборудованию нашей корпорации, то менее процента (!) парка станков и оборудования имеет возраст не более пяти лет. И это в организации ракетно-космической отрасли, которая с точки зрения конструкторских идей не отстает от западных конкурентов в создании космических аппаратов. Могу сказать, что у нас более 4 процентов составляет оборудование середины прошлого века. И оно работает. Но если защищать национальные интересы, то достигнуть эти цели мы не сможем, не имея мощного космического машиностроения и самых современных технологий.

Какие же все-таки шаги позволят восстановить статус России как одного из ключевых участников рынка космических услуг? Во-первых, надо произвести интеграцию разработок спутников различного назначения как на уровне использования универсальных платформ, так и на приборных и интерфейсных уровнях с широким применением унификации и стандартизации. Для этого необходимы новые технологии изготовления легчайших конструкций, интеллектуальных систем. Крайне важно создать отечественную электронную компонентную базу. Необходимы и новые концепции в развитии технологий космического машиностроения. Это прежде всего модульные мехатронные принципы построения, это переход от последовательного к параллельному проектированию. Мы должны изменить принципы построения аппаратов, перейти к так называемым лего-конструкциям. По сути, у нас должны быть целевые летающие системы - летающие телескопы, антенны.

Во-вторых, сегодня практически отсутствует системное управление проектами. Мы должны выбрать конкретные изделия и внедрять системы информационной их поддержки. Должна быть полная "информационная прозрачность". Нужны технологии информационной поддержки создания изделий. И эти решения должны быть подтверждены на законодательном уровне. Необходимо также обеспечить совместимость российской и зарубежной нормативных баз: мы сегодня правдами и неправдами закупаем более половины комплектующих на Западе, а нормативные базы у нас несовместимы. Советскую базу мы разрушили, а совместимую не создали.

Справка

Виталий Лопота
президент, генеральный конструктор Ракетно-космической корпорации "Энергия" им. С.П. Королёва

Виталий Лопота родился в городе Грозном. Окончил Ленинградский политехнический институт. Доктор технических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии наук.

Автор более 200 научных работ, в том числе около 50 изобретений и патентов, заслуженный деятель науки РФ. Награжден орденом "За заслуги перед Отечеством".

Ракетно-космическая корпорация "Энергия" является крупнейшим космическим предприятием России. О проблемах и перспективах отрасли автор статьи доложил на заседании Экспертного совета при Председателе Совета Федерации. Заседание совета было проведено в актовом зале предприятия, в котором Сергей Королёв собирал легендарный Совет Главных конструкторов.

Виталий Лопота

Оригинал статьи "Мир космических инноваций".

 

 

 

 

Официальный сайт РКК "Энергия" им С.П. Королева
E-mail:mail@rsce.ru